Федерация кёрлинга России

Вход для зарегистрированных пользователей
Twitter Vkontakte facebook
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14

Новости

29 ноября 2013 г.

Липс: Я всегда первым делом спрашиваю о том, чего хотели бы они.

Липс: Я всегда первым делом спрашиваю о том, чего хотели бы они.

Тренер женской сборной Томас Липс в большом интервью подвел итоги завершившегося турнира, рассказал о разнице менталитетов и философии керлинга.

 

– Почему после матча с Данией плакала Сидорова?

– Потому что это она его проиграла. И она это понимает. У нас были шансы. Переломным стал шестой энд, когда счет мог был стать 5:3 в нашу пользу. Но у Анны не получилось выполнить тот бросок. Само решение в том эпизоде, на мой взгляд, было совершенно правильным. Подвело только исполнение.

Разница между выдающимся скипом и хорошим – в том, насколько быстро он может переключиться и начать следующий энд с чистого листа. Но давайте не забывать, что Сидоровой всего 22. И это ее второй ЧЕ в качестве капитана. Я по-прежнему уверен, что она – лучший скип в России. А эта команда – мой вариант олимпийского состава.

Я не буду говорить, что 5-е место на чемпионате Европы – это блестящий результат. Разумеется, нет. Я разочарован. Но результатом, ни в коем случае не командой.

– Вы не раз говорили, что на этом ЧЕ для вас не важен не результат. В этом не было определенной доли лукавства?

– Если бы мы не попали в топ-5, для меня это была бы катастрофа. Хотя уверен, у федерации и ОКР несколько иной взгляд на вещи. Но я еще в прошлом году, когда подводили итоги года, сказал: если мы планируем пик на время Игр в Сочи, тогда на чемпионате Европы мы не можем играть на максимуме. И с моей позицией согласились.

Мы почти пять недель играли в Канаде. Потом в Швейцарии. Затем несколько дней перерыва – и уже чемпионат Европы. Девушки устали, в первую очередь психологически. Но сейчас меня это не беспокоит. Нам нужны все эти матчи. В конце декабря мы заканчиваем играть, после чего январь команда проведет в более спокойном режиме, расслабляясь, занимаясь физподготовкой и не слишком много думая о керлинге. У нас будет спад, а затем к февралю снова должен наступить подъем. Таков план.

Для нас этот чемпионат Европы – часть процесса обучения. Не буду говорить, что у нас все прекрасно. Это не так. Но все именно так, как я ожидал. Не лучше, но и не хуже. Этот турнир – прекрасная возможность для нас до Олимпиады понять, что не так. Причем не мне – а девушкам. Я, в конце концов, тоже могу ошибаться.

Спортсмены не должны быть похожи на птичек, которые только кивают головой, повторяя "да-да-да-да-да".

– Но для российского спортсмена тренер – скорее как генерал для солдат. С ним не принято спорить.

– Так и есть. Это та вещь, которому я тоже хотел научить команду - критиковать меня в ответ. В начале нашей работы я мог бы, к примеру, придти на тренировку и спросить: чем вы хотите заняться сегодня? Что вам нужно? Но команда не могла решить. Было ощущение, что если я приду и скажу: сегодня мы тренируемся шесть раз по два часа, никто не спросит меня, а зачем? В России просто будут выполнять, как машины. Хотя в Швейцарии в любой команде мне бы на это сказали: "Тренер, иди-ка ты домой. Похоже, у тебя проблемы с женой. Разберись со своими делами и потом приходи тренировать" (улыбается). В российском подходе есть свои плюсы: для любого наставника счастье иметь таких исполнительных спортсменов. С другой стороны, нельзя со всеми работать одинаково. Но как я узнаю, что подходит именно российской сборной, если они говорит только "да-да-да"?

Для меня это ключевой момент. Даже в мелочах я всегда первым делом спрашиваю о том, чего хотели бы они. Например, Сидорова любит выходить на завтрак как можно позже. И если выезд в 6.40, она на мой вопрос, во сколько сделать завтрак, она ответит: в 6.30. Я отвечаю: неправильно, еще одна попытка. Я мог бы просто говорить им, что делать. Но мне важнее создать у них ощущение, что они способны принимать решения сами. Потому что на олимпийском льду будут они, а не я. И им самим придется решать, что делать.

Моя задача как тренера – помогать, когда это нужно. Но нельзя помочь, если не разговаривать между собой. Иначе получится стена.

– Кстати, а как ваш русский, Томас?

– Примерно также, как мой китайский (смеется). Но это не проблема. Все девушки прекрасно говорят по-английски, за исключением Саши Саитовой. Но если нужно, ей всегда переведут. После почти 15 месяцев совместной работы, я точно знаю: команда всегда понимает, что именно я хочу сказать.

– Вы шутите с ними?

– Разумеется, без этого никак.

– А как же разница менталитетов?

– Не думаю, что это сказывается на чувстве юмора. Хотя у людей в России и Швейцарии менталитет действительно разный. Но я сразу дал себе установку принимать людей такими, как они есть. Я приехал в Россию не для того, чтобы менять мир.

– В чем, на ваш взгляд, сила российской сборной?

– На мой взгляд, самое важное в керлинге – это команда. Не мастерство каждого игрока в отдельности. И даже не сами игроки. Скип Анна Сидорова не важнее запасной Киры Езех. На первом месте всегда коллектив. Если кто-то не хочет быть его частью, ничего не получится. Я с самого начала понимал: даже если все оставшееся до Игр время будем тренироваться по 100 часов в день, у нас в Сочи не будет 5 лучших в мире исполнителей. Для этого просто нужно куда больше времени. Но мы можем выставить сильную команду. И тогда будем способны победить кого угодно. И на этом чемпионате Европы мы видели этому подтверждения. На мой взгляд, эти пять девушек – действительно идеальная сборная для России на Игры в Сочи.

– У вас всегда была такая философия керлинга?

– Да. Однажды, в бытность игроком, у меня возникли проблемы с партнером по команде. Мне казалось, он не всегда подходит к делу достаточно серьезно. Это был 2006 год и нам предстоял чемпионат Европы. За два месяца до турнира я подошел к тренеру и сказал, что не могу играть вместе с тем человеком. И ему решать, кто из нас останется. Разумеется, я рисковал, ведь тренер мог убрать из команды меня. И я бы это принял без вопросов. Для меня интересы коллектива и тогда были превыше всего. Нельзя играть с людьми, в которых ты не веришь, даже если они великие спортсмены. Каждому игроку должно быть комфортно в команде. Тренер понял меня, мы провели замену и стали чемпионами Европы. Возможно, без везения не обошлось, но тогда мы были настоящей командой. Как и эти пять российских девушек сейчас. Для меня важен не этот чемпионат Европы, а то, с чем мы выйдем на Олимпиаду.

– Сколько времени вам понадобилось, чтобы понять: эта философия может сработать с российской командой?

– Немного. Но тут у нас возникла одна "проблема" – в прошлом году мы выиграли чемпионат Европы.

– Почему вы называете это "проблемой"?

– Поймите правильно, победа на чемпионате Европы – это большое достижение. Но после того турнира я сказал девочкам: вы должны смотреть на все под другим углом.

На том чемпионате тоже не все у нас было хорошо. В групповом турнире мы крупно уступили Швеции, проиграли Шотландии. Причем оба матча были без каких бы то ни было вариантов. Некоторые победные для нас матчи с точки зрения игры тоже были катастрофой. Потом в финальной части мы обыграли Данию – и, честно говоря, это была чистая удача. Мы должны были проиграть тот матч и сражаться за бронзу. Но мы выиграли.

Европейское золото – это, конечно, прекрасно. Но есть одно "но". Российский керлинг, я сейчас говорю о женщинах, существует примерно 20 лет. За это время вы никогда не были в полуфиналах чемпионатов мира или Олимпиад. Никогда не думали, почему?

– И почему?

– На чемпионатах Европы, так сложилось, есть пять топ-команд и пять просто хороших. Можно, играя хорошо, уступить, Швейцарии. А потом, играя не очень, все равно победить сборную уровня Латвии. И попасть в полуфинал. На чемпионатах мира такого не бывает. Там общий уровень команд существенно выше. И играть хорошо нужно всегда.

На чемпионате мира прошлого года мы объективно играли лучше, чем на чемпионате Европы. Но остались только шестыми. И люди тут же сказали: о, это плохо. Ведь все смотрят только на таблицу с результатами.

– После поражения от Дании вы сами отметили, что Сидорова – довольно молодой скип. Хотя накануне на мой вопрос об этом ответили чуть иначе.

– Да. В прошлом году министр Мутко спросил меня то же самое о ее молодости. На что я ответил: она молода для чего? Посмотрите на скипа сборной Шотландии Ив Мюрхед. Она на год старше, а уже чемпионка мира и Европы. Керлинг сейчас молодеет. Я бы сказал, что расцвет для капитана и вице-скипа в среднем наступает между 30 и 35 годами. Но это не значит, что более молодые спортсменки не могут выигрывать.

– Когда вы поняли, что команде нужны перемены, которые в итоге привели в обновлению состава?

– У нас собралась любопытная статистика. Фантастическое количество побед в матчах, где по ходу мы вели 1-2 камня. И катастрофически низкий пройент встреч, которые мы выиграли, эти же 2 камня уступая. Это говорит о том, что в сборной не было бойцовского духа. А ведь именно он выручает, когда начинаются сложности. Потому что ломать ситуацию игроки должны сами. У нас не футбол, где тренер может кричать, подсказывать или проводить замены. Мы по ходу матча просто смотрим керлинг.

Вот почему мне важно, чтобы игроки думали сами. Команда может проиграть, плохие игры случаются у всех. Но хуже, когда потом нет никакой дискуссии. Именно так раньше и было. Теперь все иначе. Возьмем, например, поражение от Дании на групповом этапе. Давайте будем честными, тот матч тоже проиграла Сидорова. Это не критика в ее адрес, просто факт. Но после матча девушки собрались вместе и больше часа обсуждали его. Это и есть командное взаимодействие. Решение не обязательно найдется, но они должны пройти через это вместе.

– Вы не любите делать замены по ходу турнира. Даже если по игре это вроде бы напрашивается. Почему?

– Если говорить об этом чемпионате Европы, причина проста. Сидорова, Галкина, Фомина, Саитова, Езех запасная – это мой олимпийский состав. Даже если кто-то из них сыграл плохо, я обязан дать им шанс сыграть лучше. Особенно Саитовой. Для нее это первый чемпионат Европы. И в стартовых матчах она была не слишком хороша. Но замени я ее, это бы убило ее психологически.

– В таком случае, почему вы не боитесь психологически травмировать Езех, которая сейчас не играла?

– Не боюсь. Для меня Кира – самый важный человек в команде. Она им как мама. На мой взгляд, Езех – идеальная запасная. Все знают, что если будет нужно, она способна выйти и сыграть на высоком уровне несколько матчей. Это совершенно не значит, что Езех – плохой игрок. Совсем наоборот. Также как Прививкова.

– Убирая Людмилу из команды, вы не могли не понимать, что общественное мнение будет не на вашей стороне.

– Разумеется. Она – любимица публики и прессы. Но я спросил всех игроков основы, за исключением Саитовой, хотят ли они играть на Олимпиаде именно с Прививковой? Если да, нет проблем. Но тогда я неправильный тренер для этой команды и должен уйти.

Потому что я не могу работать, когда не верю, что все делаю правильно. И я бы ушел, не сказав ни единого плохого слова о российском керлинге. Но девушки ответили мне: нет, мы верим в вас, делайте, как считаете нужным.

– Вы не думали, что они просто побоялись остаться без тренера за полгода до Олимпиады?

– Уверен, что дело не в этом. Есть ведь и другая сторона вопроса. После чемпионата мира-2013 федерация попросила меня отобрать для подготовки к Олимпиаде трех-четырех девушек из резерва, чтобы создать конкуренцию первой команде. Хотя сам я в тот момент был настроен идти на Олимпиаду с прежним составом, в котором была Прививкова. Тогда я выбрал Саитову, Антонову и Моисееву. И сразу сказал им: девушки, вы сможете поехать в Сочи, только если будете не просто лучше игроком основы, а на три головы выше во всем. Чтобы я мог сказать себе: Томас, ты будешь дураком, если не возьмешь в команду одну из них. Так в итоге и вышло.

Людмила в тот момент играла плохо. Почему? Возможно, сказалось давление. Но что тогда будет на Олимпиаде после нескольких поражений? Игры – это не тот случай, когда можно сказать: ничего, в следующий раз будет лучше. Нужно думать, что есть только одна Олимпиада – та, что сейчас. И никакого следующего раза у тебя не будет. Поэтому нужно быть лучшим здесь и сейчас.

Я несколько раз пытался поговорить с ней, объяснял, что, на мой взгляд, она не попадает в олимпийский состав. Но не получал никакой реакции. Игроки знали, чего я хочу добиться. И понимали, что им нужно доказывать свою необходимость этой команде. А не ждать, когда станет лучше, понимая, что ты все равно в составе. Прав я или нет, покажет время.

– Вы хоть раз с тех пор сомневались в своем решении?

– Нет. Я на все сто уверен, что с точки зрения интересов команды оно было верным. У Людмилы есть все основания на меня злиться. Но прежде всего она должна спросить себя: а почему так случилось? Ведь я принял это решение не вдруг, не потому, что однажды был не в духе.

Для меня не будет проблемой работать с Прививковой в будущем. Людмила – хороший игрок и капитан. Но чтобы показывать максимум, она должна быть скипом, а не играть на какой-то другой позиции. Просто это – не ее команда. Мой контракт заканчивается в конце февраля, но давайте пофантазируем. Было бы здорово после Сочи взять трех хороших девочек и добавить к ней, чтобы они бросили вызов сборной Сидоровой. Лучшего для российского керлинга не придумаешь.

Скажу больше, если я останусь на своем посту, совершенно не уверен, что та пятерка, которая будет в Сочи, поедет и на чемпионат мира. Российский керлинг нуждается в опытных игроках. Так почему не дать шанс другим, особенно на постолимпийском чемпионате мира?

 

http://winter.sport-express.ru/curling/reviews/38487/