Федерация кёрлинга России

Вход для зарегистрированных пользователей
Twitter Vkontakte facebook
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14

Новости

25 декабря 2012 г.

Московский Комсомолец: Время забирать камни

Московский Комсомолец: Время забирать камни

Сборная России по керлингу сейчас нарасхват. Скип команды Анна Сидорова ухитряется совмещать сдачу зимней сессии в РГГУ с многочисленными интервью и деловыми встречами. Быть чемпионом Европы не только почетно, но и очень трудно. Особенно за год с небольшим до старта Олимпийских игр в Сочи, где от нашей великолепной пятерки не ждут другого металла, кроме «золота». Тем не менее наши очаровательные победительницы первым делом заглянули в «МК», где не только ответили на вопросы читателей, но и попили чаю с журналистами газеты. 

 

Победы пришли закономерно

— Двукратные чемпионки — это звание уже навсегда. А если сравнить оба титула — нынешний или 6-летней давности?

Екатерина Галкина: — В 2006 году многие говорили, что это была случайность, но теперь мы доказали, что мы пришли к победам закономерно. Чемпионат континента — о каком везении можно говорить? Чемпионат в Швеции был сложнее и значимее, ведь надо было суметь подтвердить уровень. И еще не опозориться, потому что в преддверии домашней Олимпиады зрители за нами особенно наблюдают и ждут побед на международных соревнованиях.

— Предстоящий чемпионат мира-2013 не играет никакой отборочной роли для сборной России. Что он будет означать для вас?

Анна Сидорова: — А это не более сложное соревнование. Добавляются две-три сильные команды из мирового топа. Канада, где керлинг немного уступает в популярности хоккею, — самая сильная, Америка, которая была близка к плей-офф в прошлом году, да еще недавние чемпионки мира китаянки. Да, будет больше игр и поэтому физически и психологически придется посложнее. Но если мы сейчас не пройдем эту школу, то не сможем претендовать на то, чтобы стать лучшими дома в Сочи.

— Наверное, вы еще не упомянули Корею?

— Насколько я знаю, в этом году национальный чемпионат, то есть отбор в сборную страны выиграл совсем другой квартет. И я не знаю, в какой форме он подойдет к чемпионату мира. В Канаде-2012 кореянки были не в слишком хорошей форме. Знаю, что они выиграли недавно какой-то турнир, но не очень представительный. Хотя, возможно, азиатская сборная форму и наберет.

— Каково это — быть чемпионом Европы?

Сидорова: — До сих пор периодически ловлю себя на мысли, что не до конца осознаю этого события. Эмоции как будто на автомате. Ко мне пришли эмоции, когда я увидела мою маму в аэропорту. Папа у меня скромный — подъехал попозже, но мама первой бросилась меня обнимать. Я увидела ее слезы, она с трудом их сдерживала. Это было счастье, и я понимала, что мои родители мною гордятся.

— Вы сами признавали, что после полуфинала со Швецией были радостнее?

Галкина: — Визг восторга, как про нас написали ваши коллеги, вырвался потому, что в тот момент мы гарантированные медали обеспечили. Либо «золото», либо «серебро». А ведь бывает всякое. Сколько в последние годы мы четвертыми оказывались…

Спортсмены в керлинге понимают что делают

— Спорт обретает популярность. Реально ли отдавать детей в секции керлинга?

Галкина: — Отдавать, считаю, надо обязательно. Это уникальный вид спорта, ведь в нем нет четких требований по внешнему виду, физическим данным. Как это было бы в гимнастике, в баскетболе. Любой ребенок, который хочет заниматься, может идти в секцию. И сейчас не только в Москве, но и в регионах открывается много спортивных детско-юношеских школ, где есть и тренерский состав, и детей набирают в группы разных возрастов, что не может не радовать.

Маргарита Фомина: — В плане перспектив добавлю. Спорт молодой в России, у каждого ребенка появляется перспектива попасть в сборную. Но легко никому не будет. Должна появляться конкуренция. Чем больше людей играет, тем лучше керлинг прогрессирует. Жаль, смотреть нас пока мало кто любит. Наверное, мало показывают по телевизору.

— А если и показывают, очень уж недоступно объясняют суть происходящего.

— Вникать в правила тяжело, они на первый взгляд сложные. Но этот только вначале кажется.

— Во всех топовых сборных девушки обладают не только приятной внешностью — открытые, улыбчивые, благородные, — но еще и развиты интеллектуально?

Галкина: — Это тактически сложный вид спорта, то есть без полного понимания, предсказания ходов соперника и собственных действий не будет победы. Поэтому здесь собраны спортсмены, которые понимают, что они делают. И это самое главное. Не в обиду другим видам спорта, конечно.

— Что было самым сложным в игре с шотландками?

Сидорова: — Все для того, чтобы максимально упростить задачу перед последним броском, команда сделала. Но я также понимала: все равно его придется сделать — бросок. Пусть и не самый технически сложный, но понимала всю ответственность. Каково было совладать с нервами и сделать то, что я в принципе умею! Все ошибаются порой. Это может давить.

— Как вам работается с нынешним руководством федерации?

Галкина: — Мы благодарны федерации и, в частности, ее президенту Дмитрию Свищеву за то, что к нам привлекли такого ценного специалиста, как Томас Липс. Он в прошлом очень опытный игрок и отличный тренер. В прошлом сезоне привел Швейцарию к золотым медалям на чемпионате мира.

— Причем неожиданно…

— Ну почему же неожиданно? Швейцария всегда была на высоте, на подступах к наградам. И вот, взяла титул. С этого сезона Липс работает с нами, и хотя мы и до него считались добротной командой, поделившись своим опытом и спецификой, он добился с нами вместе этой победы.

— Что изменилось? Видно, что Томас с составом ничего не сделал, не навредил. А в чем новаторство подхода?

Сидорова: — Он не многое изменил в корне. Тренировочный процесс каким был, таким остался, может, Томас его разнообразил. Но при этом он добавил в разных компонентах от себя по чуть-чуть. Технически он нас не менял. Тактически — да. И, возможно, немножко улучшил атмосферу в команде.

Когда я так говорю, имею в виду не нас пятерых, это еще все тренеры, массажисты, доктора, вся федерация. Мы вместе. Липс сумел подстроиться под нас, понять нас и прочувствовать. Каждого из нас по отдельности. У нас сформировались хорошие, доверительные отношения. Он очень близок нам по духу стал. Он по сути мог изменить все наши позиции. Тогда, возможно, конкуренция и была. Но каждый вместе с тем понимал, на какое место может рассчитывать. Но больших изменений, я думаю, не будет, и мы выступим на Играх в Сочи именно этим составом.

— В каком возрасте еще не поздно начать заниматься керлингом и как быстро можно выйти на профессиональный уровень?

Сидорова: — Я начала в 13 с половиной лет. Катя и Рита — с 11. Кира — с 14.

 

Фомина: — Но так как сейчас керлинг стал более популярен в России (наверное, после Олимпиады в Турине, когда его стали показывать), родители привели много детей. И если раньше мальчики и девочки приходили в 15—17 лет, причем всех брали с удовольствием, сейчас спортивная школа набирает в диапазоне 8—12 лет, чтобы молодежь была в одной возрастной категории с перспективой дальнейшего роста. Раньше восьми лет начинать смысла нет. Потому что физическую форму ребенок успеет набрать, а в плане начала игры нужно иметь какое-то интеллектуальное развитие в силу возраста.

Сидорова: — С возрастом вообще все очень индивидуально. Не только в керлинге. Известны случаи, когда в фигурное катание приходили в 17 лет и добивались титулов. Главное — желание. Бриан Жубер начал именно в 17 лет и к 22 годам заявил о себе. Но, не работая, добиться ничего невозможно.

Знаем, что можем больше

— В Интернете очень хотели посмотреть игру, но везде трансляции были перекрыты на Россию. Почему так не любят вас показывать?

Галкина: — Увы, все зависит не от нас, спортсменов, а так называемых рейтингов. Вот мы пытаемся на это влиять своими медалями. В нашей стране с футболом, хоккеем и биатлоном конкурировать сложно.

Сидорова: — Нам рассказывали, что после Олимпиады в Ванкувере подсчитали: керлинг взобрался на 4-е место по рейтингу просмотров. Непонятно, почему им не заинтересовались больше. Финал можно было бы показать.


— Московский турнир на Ходынке год назад зрителей набрал немало. Насколько для вас та медаль ценна?

Галкина: — Очень важное достижение. У нас до этого было два обидных четвертых места, уже в полуфинале были, но не на пьедестале.

Сидорова: — Уже казалось, что карма такая — без медалей остаться. Убиваешься, играешь, а остаешься с «деревянной» наградой. В Москве было важно, что мы не сломались. Нас поддерживали наши болельщики. Приходило много знакомых, атмосфера была очень доброжелательной, чувствовалась поддержка.

Фомина: — Когда мы выиграли матч за «бронзу», никогда не забуду внучку с двумя, как я поняла, бабушками. Она громче всех кричала: «Россия!» Это было незабываемо.

— Теперь вам легче психологически будет?

Галкина: — Считаю, что да. С любым соперником. Не потому, что мы раньше не верили в себя. Просто когда ты знаешь, что уже чего-то добился, знаешь, что можешь больше. А что касается других команд, то нас все воспринимают всерьез. Мы достаточно давно находимся в элите европейского и мирового керлинга. И поверьте, многие нам проигрывали и раньше. Возможно, это не так заметно зрителям, так как в основном наблюдают за «Евро» и «миром», помимо этих турниров мы играем множество международных — в Швейцарии, в Канаде. По сути это этапы Кубка мира.

Сидорова: — Пусть Олимпиада-2010 и чемпионат мира у нас не получились, мы шведок обыгрывали и там, и там. А Швеция в итоге становилась олимпийским чемпионом дважды. В керлинге нельзя предсказать результат, и любая команда может проиграть любой другой, особенно когда речь идет о трех главных событиях в нашем календаре.

 


— Мы вас очень редко видим. Как увеличить популярность спорта в стране?

Сидорова: — Передайте нашим болельщикам, чтобы приезжали на чемпионат, Кубок России. Мы проводим мастер-классы на турнирах, где можно совершенно легко с нами пообщаться и даже поиграть в керлинг.

— А в сборную специально берут девушек модельной внешности?

Фомина: — Конечно! У нас строжайший кастинг. А если всерьез, то примем это как комплимент, но на этом остановимся. В первую очередь мы спортсменки, а не модели.

 

 

— Многие из вас еще учатся, а времени все меньше. Трудно приходится?

Галкина: — Я взяла год перерыва в РГГУ и сейчас учусь в МГАФК (тот, что в Малаховке). Там я в магистратуре, и летом у меня защита диссертации.

Фомина: — Пойду еще учиться. Исключительно керлингом заниматься, конечно, очень здорово. Но хотелось бы, пока есть возможность, не останавливаться.

Сидорова: — Раньше мы еще дома иногда бывали, а теперь на один-два дня домой заглядываем. В таком ритме и живем. После десяти этих дней в Москве будем уже страдать и удивляться: почему же никуда не едем?..

Только вернулись, как у меня наступила сессия. Надеюсь, сдам ее. После прилета из Швеции на понедельник был назначен зачет. Утром рано я помчалась в посольство Британии — визу получать для предстоящего турнира. После этого поехала в сторону института. Но у нас отключили отопление, и тогда декан отменил занятия. Не здорово, конечно, но я в душе была рада, что появилось два дня подготовиться.

Если думать о поблажках — надо было идти в чисто спортивный вуз. Но я спортсмен — и мне отвечают: вот тебе список заданий, ждем! В качестве исключения, когда федерация просит, мне идут навстречу с переносами зачетов. Пока учусь без «троек». Многие сокурсницы за это лето вышли замуж, они семью создают, а я все летаю по миру.

Тренер записывает каждый шаг

— Реально ли сборной России победить на Олимпийском турнире в Сочи?


Кира Езех: — Я думаю, это очень тяжело, но готовимся мы именно к этому. Все готовятся и не собираются отдавать медаль просто так. Но мы способны замахнуться на «золото».

Сидорова: — Будет нелегко. Вопрос, который нужно оставить риторическим. Это же не чемпионат двора. Все, кто занимается, прекрасно понимает, что это вершина олимпа, мечта для всех, никто не будет никого жалеть. Победит сильнейший, а мы постараемся, чтобы именно наша сборная стала им.

Галкина: — Это главные соревнования для любой из 12 команд, каждая будет готовиться. Мы не исключение, будем стараться выжать из себя максимум, не подвести нашу страну и наших болельщиков.

Фомина: — Кто будет готов морально и физически, победит. Будем готовиться по максимуму.



— У вас будет предварительное ознакомление с дорожками на правах хозяек?

Галкина: — Олимпийский лед дают пощупать только на официальных раскатках. И не бывает такого, чтобы нас на месяц пораньше пустили потренироваться. Лед для соревнований будет готовиться не за два-три месяца, а за 8—10 дней. Там очень сложная технология подготовки.

— С тренером-иностранцем не бывает затруднений в плане языка?

Галкина: — Все на уровне знают английский. К тому же мы достаточно привыкли друг к другу, чтобы понимать без слов. Мы сработались, хотя и не так много времени прошло. А ассистенты тренеров общаются с Томасом на немецком.

— А какова функция тренера во время матча?

Сидорова: — Настроить на игру, прийти в перерыве. Липс записывает каждый шаг — смотрит, как выполнены его установки. Потом мы обсуждаем игру, какие в ней были ошибки. Разговор происходит вне зависимости от того, выиграли или проиграли. И он дает установку на следующие матчи. Все время мы с ним на контакте. Сильные, слабые стороны — все обсуждается.

Галкина: — Приятно, что в нашем общении всегда диалог. Ему важно мнение каждой из нас. Неважно даже, по каким вопросам. Он открыт для предложений и даже споров. Вместе обсуждаем. Не бывает такого, что он диктует, а мы только выполняем. Обратная связь существует всегда. И это очень важно.

— А если сравнить с Андриановой по манере, по тренерскому почерку, что скажете?

Сидорова: — Совершенно разные люди, у них разные подходы. Ольга Александровна очень много акцентировала на работе с техникой. А Томас больше уделяет внимания тактике. Андрианова нам помогла эту технику освоить, и Томас уже к ней не возвращался. Он дает советы, предложения. А дальше все на наше усмотрение. Это самодисциплина под нашу ответственность. Мы понимаем, ради чего все это делаем.

Фомина: — Он нас возит тренироваться в Швейцарию, подыскивает хорошие места для этого. В горах недавно были — отель с термальными источниками. Красота!

— Есть ли в керлинге тренеры-диктаторы?

— Что-то похожее у команды Кореи. Мне рассказывали, когда что-то на тренировке не клеилось, тренер истошно кричал, брызгая слюной. У них своя специфика в отношениях со старшими. Они ничего не могли сказать поперек. Когда китайцы приезжали в Москву — спрашивали: «А вас что, палочками не бьют?» Для каждой команды нужен свой, индивидуальный подход.

Галкина: — У китайцев был канадский тренер. Плюс местные специалисты. Они были готовы перенять опыт. Но как только выжали все из этого канадца, сказали: «Он нам больше не нужен, уже ничего нового не может дать». Всем спасибо, все свободны…

Фомина: — Но прошло время, и с китайским тренером результаты упали. На «мире» они были 10-е или 11-е. Изменилась команда. Теперь пытаются вернуть позиции.

— Какие команды еще на подходе?

Галкина: — Датчанки могут выстрелить. Но, как говорится, как фишка ляжет. Могут взлететь высоко, а могут выглядеть так, как будто полгода назад про такую игру узнали! Пожалуй, мы всех обсудили!

 

Федерация керлинга России благодарит МК за материал.


http://www.mk.ru

Фото: Наталья Мущинкина